Главная / Новости

Юрий Тараканов: Ключевая функция института урегулирования неплатежеспособности — обеспечить своевременное восстановление стабильной работы предприятий

Юрий Тараканов: Ключевая функция института урегулирования неплатежеспособности — обеспечить своевременное восстановление стабильной работы предприятий
19/10
 Об этом заявил директор Департамента по санации и банкротству Юрий Тараканов в опубликованном сегодня интервью газете «Рэспублiка».

По словам Юрия Тараканова, принятый Закон «Об урегулировании неплатежеспособности» содержит множество мер защитного, способствующего и мотивационного характера, призванных сохранить производственные комплексы и обеспечить управляемость процессами в ходе урегулирования неплатежеспособности.

«Утверждены новые правила диагностики финансового состояния предприятий, позволяющие обеспечить своевременное предупреждение о рисках угрозы банкротства. Подробно регулируется процедура передачи активов, находящихся в исключительной собственности государства или относящихся к инфраструктуре, на баланс другого госпредприятия. Устанавливается обязательное участие представителя трудового коллектива в комитете кредиторов, что усиливает контроль «снизу» за действиями управляющего, отдельных кредиторов, а также защиту прав работников. Поступления средств от продажи залога в первую очередь распределяются на зарплаты, пенсионные взносы. Оставшаяся часть денег идет кредитору – за вычетом 20 процентов в пользу бюджета и судебных расходов. Впрочем, согласно Закону, суд может ограничить право на взыскание залога с предприятия для сохранения целостности производственного комплекса. Тем самым достигается баланс интересов общества и обеспеченного залогом кредитора.

 Предприятия, затраты на поддержание которых превышают отдачу, подлежат «управляемой ликвидации». В экономическом смысле речь идет исключительно о ликвидации их неэффективности с сохранением бизнеса. Такие организации будут продаваться инвесторам либо передаваться кредиторам в счет погашения требований целиком в составе имущественного комплекса. При этом ликвидация должников без имущества (так называемый «брошенный бизнес) будет финансироваться инициатором банкротства, а не за счет бюджета, как раньше», – пояснил директор Департамента.

Отвечая на вопрос о наличии рисков злоупотреблений правом на обращение в суд со стороны недобросовестных должников, Юрий Тараканов обратил внимание, что для инициирования санации предприятие должно составить ее предварительный план, где описаны цели, задачи, сроки и механизмы, позволяющие восстановить платежеспособность, с четкими сроками выполнения.  

«Решение проблемы недобросовестных заявлений о несостоятельности реализовано также с помощью четких критериев ее досрочного завершения.

Экономический суд вправе по ходатайству кредиторов перевести санацию в ликвидацию.  Основаниями для этого могут быть рост текущих платежей, превышение размера долга над стоимостью имущества, явное несоблюдение графика расчета по долгам и неосуществление основного вида деятельности. Новое полномочие налогового органа – бесспорно через полгода взыскивать накопленные текущие платежи в бюджет – призвано стать инструментом влияния на «гавани неэффективности» в виде длительных нерезультативных санаций.

Установлен более жесткий в сравнении с существующим порядок инициирования кредиторами процедуры ликвидации для недопущения вовлечения наших заводов и фабрик в разбирательства, которые могут нарушить производственный процесс. Также обеспечен контроль министерств, концернов и исполкомов, которым подчинены предприятия либо за которыми осуществляется владельческий надзор, за «входом» в банкротство.

Для этого установлен минимальный размер долга для начала процедуры по требованию кредитора: в госсекторе 1,1 миллион рублей, в частном секторе – 18 тысяч рублей. Такой разумно сложный порядок инициирования внешнего управления предприятиями призван исключить подмену претензионно-исковой работы гораздо более затратными процедурами несостоятельности, стимулировать кредиторов находить компромиссы в поддержании платежной дисциплины с использованием гражданско-правовых инструментов –резюмировал директор Департамента.

Полную версию материала читайте на сайте издания